Вояж львовского мусора по Украине

____12730_729x547

“Говорят, когда Украину примут в Евросоюз, отходы из Львова можно будет возить не в Киев, а поближе — в Варшаву”, — шутят в соцсетях.

 

На днях, очередную порцию мусора обнаружили близ села Гайово на Волыни, на месте бывшей ракетной базы.

До этого мэр Садовый уже пытался “отсыпать” львовского мусора Винницкой, Хмельницкой, Полтавской, Волынской, Николаевской, Житомирской и прочим областям. И везде это заканчивалось протестами местных жителей.

Корреспондент “Страны” наблюдал за тем, как жители трех сел под Киевом организовали эко-майдан, чтобы не пустить на свой полигон, и без того заваленный отходами, “заезжий” сор.

Летом дышать нечем 

— Хотите, я вам расскажу, как у нас белье на улице сушат? — пристально смотрит на меня депутат сельсовета Александр Артюхов. — Вешаешь белую простынь, а снимаешь рыжую.

— У нас в грунте хлоридов в 800 раз больше нормы! — возмущается жительница села Подгорцы Татьяна Снежок.

— И воду из колодцев мы не пьём, — подхватывает женщина из соседней Ходосеевки Валерия Хрипун. — Она на 50 метров заражена.

— Здесь летом дышать нечем! Окно открыть нельзя! Дети болеют! — наперебой возмущаются собравшиеся.

— В Ходосеевке каждый месяц по 2-3 заявления на материальную помощь от онкобольных. А в селе всего тысяча жителей! — приводит весьма говорящий пример Сергей Городицкий.

Мы беседуем у входа на “Полигон №5” или попросту свалку в селе Подгорцы недалеко от Киева. Местные жители воюют с этой напастью ещё с 2006 года, а львовский мусор, который в последнее время активно “гастролирует” по стране, внёс в это протестное движение свежую, так сказать, струю.

В село завезли цыган для сортировки мусора

Свалка в Подгорцах существует уже 30 лет.

— В 1986 году сюда начали вывозить скоб, отходы переработки бумаги, — вспоминает Геннадий Малярчук, который когда-то и сам работал на полигоне. — Когда взорвался Чернобыль, здесь стали захоранивать радиоактивную биомассу — листья, ветки.

— Но первые годы соблюдалась технология, — добавляет жительница села Анна Клименко. — Стояли сооружения для очистки фильтрата. Мусор пересыпали грунтом.

В 2000 году свалку должны были закрыть. Еще три года по документам отводилось на рекультивацию.

— Но они не просто ее не закрывают, они еще и грубо нарушают все технологии! — возмущается Татьяна Снежок. — Засыпают мусор золой с завода “Энергия”. То есть, один яд засыпают другим ядом! Здесь уже собралось 60 млн тонн отходов и 600 тысяч кубов инфильтрата — это черная ядовитая жижа. Если она просочится в грунт, то и грунт будет отравлен.

С 2006 года люди регулярно проводят митинги, но мусор и ныне там.

— Сюда приезжали и Омельченко, и Черновецкий. Омельченко нам даже построил водогон. То есть, скважины у нас пробурены не менее, чем на 120 метров, до третьего водоносного слоя, — объясняют люди. — Потому что из колодцев воду пить нельзя.

Вдобавок ко всем проблемам, в селе с 2010 года обосновались цыгане.

— Они, — Татьяна Снежок кивает в сторону ворот, которые ведут на полигон, — завезли сюда цыган в “формате живой сортировочной линии”. То есть, цыгане проводят поверхностную сортировку: собирают стеклянную тару, пластик, металл. И, конечно, все, что плохо лежит. Воруют, на прошлой неделе, вон, дом ограбили.

— Но цыгане хотя бы “работают” сезонно: 10 домов почистили и успокоились. Тогда как от свалки неприятный смрад идет постоянно, — говорит глава сельсовета Сергей Кравченко. — А летом здесь просто дышать нечем.

“Сейчас выйдут водители с монтировками и разгонят вас”

Мы беседуем у “парадных ворот”, которые ведут на свалку. Слева от входа стоит грузовик с мусором. Справа греются люди у бочки с костром.

Начиная с 10 октября, жители трех окрестных сел держат тут круглосуточную оборону, чтобы не пропустить грузовики с львовским мусором.

— Жаль вы поздно приехали, — иронизируют собравшиеся. — А то бы Кличко увидели. Он приезжал сегодня, но уже уехал, даже не поговорив с нами.

— Вы же знаете, что на его официальной странице ещё в августе было сказано, что Киев готов принять мусор из Львова? Завод “Энергия” был тогда на ремонте. Значит, куда? К нам! — возмущается Валерия Хрипун.

— Тут активисты их ловили эти львовские машины! — подхватывает Анна Клименко.

— 10-го числа, когда мы только начали акцию, тут десятки мусоровозов стояли. И директор этого полигона ходил ухмылялся, мол, сейчас выйдут водители и разгонят вас монтировками, если сами не разойдетесь, — рассказывает активист “Экомониторинга” Сергей Бригадир. — На моего коллегу просто совершили наезд. Мы стояли, чтобы не пускать никого вовнутрь, а они едут, не останавливаясь!

Свалки размером с Данию

В итоге, жителям и активистам удалось привлечь внимание городских властей к своей проблеме.

Как вскоре выясняется из разговора, пока мы стоим и греемся у костра, там, внутри, заместитель Кличко Петр Пантелеев, глава правления “Киевспецтранса” Андрей Грущинский и члены инициативной группы жителей решают, что дальше делать с 60 миллионами тонн отходов.

— И ведь смотрите, три села, минимум 3 тысячи человек, а постоянно стоят 10-15. Остальных, кого ни спросишь: “ой, а нашо воно мені?”, “а шо мені з того буде?” — удивляется Георгий Клименко.

— Нет, нет, люди просыпаются. Я вот насчитала 10 подобных выступлений за год, — не соглашается его жена Анна.

— Вечером людей в десятки раз больше! — добавляет Татьяна Снежок. — Причём, приезжают люди и на джипах, и на чем хочешь. Спрашивают, нужна ли помощь? Не голодные ли мы тут? То есть, это всех волнует. И посмотрите, какой резонанс.

— Я где-то читала, что по площади все наши свалки занимают территорию Дании. Представляете, что было бы, если бы все люди вышли на эко-Майдан! — продолжает Анна.

Житель Бугаевки Валерий уже и правда подумывает собирать жителей на Майдан. Пока, правда, внутрисельский.

— Пару лет назад к нам в село начали возить мусор и сбрасывать его в овраг! Это, оказывается, теперь сортировочная станция, — с сарказмом говорит мужчина. — Загадили поле, санитарные нормы не соблюдаются.

— Всего под Киевом с два десятка подобных свалок, и везде люди протестуют! — наперебой сообщают собравшиеся.

150 грузовиков вместо 220  

— Уважаемые наши, уже, так сказать, почти родные люди, — прерывает наш разговор Петр Пантелеев, который уже закончил инспектировать свалку и вышел к собравшимся. — Итак, мы идём к закрытию полигона и постройке на его месте завода по современной технологии. В 2017 году мы введем в эксплуатацию оборудование по переработке фильтрата, а 1 октября 2018 года должно состояться полное закрытие полигона. Это более менее реальный срок. 27 октября ваш вопрос вынесут на сессию Киевсовета.

Иными словами, полигон будет работать еще, как минимум, год. Правда, власти пообещали “минимизировать завоз товара”.

— Если раньше в день привозили 210-220 грузовиков мусора, то теперь договорились, что будет не больше 150, — объясняет тонкости “товарооборота” глава сельсовета Сергей Кравченко.

А чтобы жители могли удостоверится, что мусора 150 грузовиков, а не 200, стороны условились отстранить главу полигона и назначить на его место Андрея Грущинского, главу правления “Киевспецтранса”. И разрешить одному из членов инициативной группы, Леониду Ильчуку, который когда-то работал на свалке, заходить туда в любое время, чтобы контролировать “поставки” мусора.

— А сейчас что нам делать?  — интересуется жительница села Наталья Дегтярь. — Мы вот эти машины не пускали, а они нам прямым языком говорили: “мы сейчас проедем 100 метров, и выбросим мусор в посадку”,

— Так они так и делали! — поддерживают ее остальные.

— В таком случае фотографируйте номера, — советует Пантелеев. — Мы будем привлекать прокуратуру.

— А какой за это штраф?

— 1700 гривен. Но мы подали в Раду законопроект, чтобы было 34 тысячи.

“У нас единственный заказчик — бомж”

В итоге, жители соглашаются прекратить акцию протеста.

 

 


Share on Facebook0Share on Google+0Tweet about this on TwitterEmail this to someoneShare on LinkedIn0Pin on Pinterest0Print this page
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.